Асимметрии в онтогенезе

сенсорные и психические асимметрии

В литературе описаны моторные, сенсорные и психические асимметрии. Больше данных, касающихся моторных асимметрий. Говорится об очень раннем их проявлении.

Уже в первые сутки у новорожденного, поддерживаемого вертикально с сомкнутыми ножками, первый шагательный рефлекс (движение вперед) осуществляется чаще правой ножкой [Melekian B., 1981]. В первые недели после рождения преобладают повороты головы вправо. У 65 % младенцев голова, установленная в положении прямо, поворачивается вправо, и у этих детей в последующем отмечается праворукость; у 15 % преобладают повороты головы влево, у остальных не отмечается преобладания [Michel G., 1981]. У 89 новорожденных в возрасте 2–4 дней исследовали спонтанные повороты головы, реагирование движениями ног на одновременное тактильное раздражение дорсальной поверхности ступней, шагательный рефлекс, тоничный шейный рефлекс; преобладали правые асимметрии, особенно у младенцев, родившихся в семьях, где не было левшей [Gioni G., Pellegrinetti G., 1982]. Начиная с 2 до 26 недель увеличивается частота одновременных движений рук и ног [Thelen E. et al., 1983].

Данные о становлении не только моторных, но и сенсорных и психических асимметрий и их сочетаниях — индивидуальных профилях асимметрии в онтогенезе остаются несистематизированными.

Есть указания на ранние проявления сенсорных асимметрий. У новорожденных и младенцев (5 нед) в ответ на звуки отмечена большая активация левого, а в ответ на вспышки света — правого полушария мозга [Wada J., Davis A., 1977]. Вызванные потенциалы (ВП) на шум и музыкальные звуки выражены больше в правой гемисфере мозга [Molfese D., 1973]. Активность правых конечностей (особенно руки) у младенцев ( 26–33 нед) уменьшалась при речевых воздействиях больше, чем при музыкальных [Segalowitz S. et al., 1980], При звучаний музыки учащается сердцебиение у новорожденных, и в восприятии музыки у них преобладает левое ухо [Entus A., 1975].

При дихотическом предъявлении числительных, одиночных пар слов дети 5½, 7½, 9½ и 11½ лет начинали воспроизводить те из них, которые были предъявлены на правое ухо. С возрастом достоверно увеличивается преобладание правого уха по числу правильно воспроизводимых стимулов, а левое ухо преобладает в восприятии бытовых звуков только у детей 11½ лет [Bryden M., Allard F., 1981]. При сравнении детей 7–11 лет (здоровых и глухих) оказалось меньше праворуких среди детей с глухотой, большинство их одинаково хорошо владело правой и левой рукой [Weston P. et al., 1983].

Исследовав у детей 6–7 и 11–13 лет ВП при тахистоскопическом предъявлении 4 контурных изображений, имеющих черты сходства, Д. А. Фарбер и Т. Г. Бетелева (1985) заключили, что два разных типа опознания, присущих здоровому человеку, формируются в онтогенезе неодновременно: «свойственные правому полушарию механизмы полного структурного опознания изображений формируются в период от момента рождения до 5–6 -летнего возраста. Классификационный способ опознания изображений, реализуемый в левом полушарии взрослого человека, формируется в течение онтогенеза значительно более длительное время» — в возрасте 14–16 лет.

Исследовали 14 взрослых ( 18–30 лет), 11 подростков ( 13–14 лет) и 10 младших школьников ( 8–9 лет); они должны были нажимать на кнопку на каждый 17-й стимул (независимо от стороны предъявления и вида цифр) и на 7-е появление цифры «5»; регистрировали ВП. Авторы заключают, что «полушарная специализация не присуща человеческому мозгу от рождения, а есть развивающийся процесс, проходящий через весь онтогенез. По-видимому, можно говорить о специализации полушарий лишь в связи с определенной функцией, с определенным возрастом и с определенными условиями тестирования» [Труш В. Д., Фишман М. Н., 19851.

Неустойчивостью праворукости у детей 7–8 лет Б. Г. Ананьев и Е. Ф. Рыбалко (1964) объясняют типичные ошибки пространственного различения, проявляющиеся при расположении учебного инвентаря на партах (вперед, назад, вправо, влево), сужении различимого пространства строчек при чтении, зеркальности письма (недифференцирование правого и левого направлений наблюдается чаще, чем верхнего и нижнего), трудности в овладении пропорцией в рисунке, совершении движений правыми конечностями вместо левых (при гимнастических упражнениях). Совершенствование восприятия пространства и времени сопутствует усилению разных асимметрий и их взаимодействий: «нет ни одного вида деятельности детей в процессе обучения, в котором пространственно-временная ориентировка не являлась бы важным условием усвоения знаний, навыков и умений, развитии мышления детей».

При ощупывании обеими руками без контроля зрения в течение 3 с двух неправильных фигур показано, что точность бигаптического определения фигур у школьников с возрастом повышается, фигуры лучше воспринимаются левой рукой и точность восприятия выше у мальчиков, чем у девочек [Van Blerkom Malcolm L., 1985].

Асимметрия функций полушарий мозга в обеспечении речевых процессов в детском возрасте проявляется «даже более отчетливо, чем в зрелом»: объем воспроизведения дихотически предъявляемой вербальной информации уменьшался у взрослых при поражении не только левого, но и правого полушария, а у детей — при поражении только левого полушария; больше, чем у взрослых, у детей выражен «эффект очага» (уменьшение воспроизведения стимулов, предъявляемых на контралатеральное очагу поражения мозга ухо); при поражении левой височной области воспроизведение речевых стимулов с правого уха ухудшалось у детей сильнее, чем у взрослых [Симерницкая Э. Г., 1985]. При поражении левого полушария у детей до 10 лет в слухоречевой памяти уменьшается объем воспроизведения, а после 10-летнего возраста присоединяется «повышенная тормозимость следов», которая однако не достигает «взрослого» уровня. У детей с поражением правого полушария, в отличие от взрослых, воспроизведение дихотически предъявляемых стимулов изменяется с обеих сторон: уменьшается для предъявляемых на левое и увеличивается для предъявляемых на правое ухо. По мнению автора, это свидетельствует о том, что «процессы межполушарного взаимодействия в детском возрасте имеют, по сравнению со взрослыми, и другую направленность (не слева направо, а справа налево) и другой знак (не уменьшения, а увеличения)». Нарушения перцептивных процессов при очаговом поражении мозга у детей более отчетливы, чем речевые нарушения. Нарушения зрительно-пространственных функций возникают чаще и выражены в большей степени при поражении правого полушария. Здесь у детей нарушается восприятие лиц, знакомых предметов. Восприятие реалистических изображений нарушается при поражении только правого, а схематических — при поражении того и другого полушария. Как и у взрослых, при поражении правого полушария у детей нарушаются топологические пространственные представления, при поражении левого — проективные представления и восприятие систем координат. Эти данные Э. Г. Симерницкая рассматривает как свидетельствующие о раннем проявлении асимметрии функций мозга, о постепенном развитии признаков асимметрий, характерных для взрослых.

Неизмеримо меньше публикаций о динамике асимметрий в позднем онтогенезе. Говорится об уменьшении асимметрии рук [Полюхов А. М., Войтенко В. П., 1976], о нивелировании присущей людям молодого и среднего возраста тенденции к запаздыванию ведущей руки в моторной реакции [Полюхов А. М., 1982, 1986]. Последнее суждение основано на результатах исследований, в которых испытуемые разного возраста должны были, услышав звук, быстро и одновременно снимать с контактов указательные пальцы. Время реакции у 64 % молодых правшей оказалось меньшим для левой руки, у 22 % — для правой и у 14 % — одинаковым для обеих рук; у пожилых соответственно 54, 30 и 16 %; у молодых леворуких соответственно 29, 64 и 7 %. Число праворуких в старшем возрасте, по данным А. М. Полюхова (1986), достоверно увеличивается, амбидекстров — уменьшается, а леворуких — остается бен существенных изменении.

У здоровых испытуемых ( 16–2 0, 21–52 и 72–92 лет) сопоставляли показатели динамометрии и уровень постоянного потенциала (УПП) головного мозга; разница в силе правой и левой руки при динамометрии равнялась 9 % в первой возрастной группе, 16 % — во второй и не оказалось достоверного различия в третьей группе. На основе анализа УПП левого и правого полушарий В. Ф. Фокин, Н. В. Пономарева и Е. Е. Букатина (1985) заключают: «…к старческому возрасту наблюдается явная тенденция к смене знака основных показателей распределения УПП, в том числе и к смене знака межполушарной асимметрии распределения УПП. Левое полушарие, которое у правшей молодого и среднего возраста положительно, к старческому возрасту становится в среднем более негативным, чем правое».

Описанной динамике моторных и сенсорных асимметрий в онтогенезе начальном и позднем) сопутствует, как можно думать, становление и изменение структуры психической деятельности человека, выражающей собой асимметрию функций полушарий мозга. Полученные в разных исследованиях данные приводят к мысли о необходимости смены представлений о равенстве функций полушарий мозга к моменту рождения человека [Zangwill O., 1960] взглядом, согласно которому асимметрия мозга обнаруживается и у новорожденных [Kinsbourne M., 1975]. Выявляется постоянное развитие функциональной асимметрии мозга по мере взросления человека. Простые в начале жизни проявления этой асимметрии дополняются более сложными, и это оказывается правилом для всех асимметрий человека.

В объяснениях возможных механизмов нарастания асимметрии мозга в начальном онтогенезе и ее нивелирования в позднем единства нет. В литературе обсуждается преимущественно динамика асимметрии функций полушарий мозга у детей. Меньше публикаций, в которых речь идет о состоянии функциональной асимметрии мозга у лиц пожилого и позднего возраста или оно сравнивалось бы с становлением этой асимметрии в начале онтогенеза.

Гипотеза М. Газзаниги (1974) основана на данных изучения больных после расщепления мозга. Он считает, что мозг ребенка до 2-летнего возраста как бы функционально расщеплен из-за незрелости мозолистого тела.

В возрасте до 2 лет при манипулировании предметами формирование энграмм у ребенка происходит независимо в обоих полушариях. Затем вследствие преимущественного использования правой руки лидирующая роль переходит к левому полушарию. После 2 лет начинает функционировать мозолистое тело, доминирование левого полушария усиливается, и функция пространственного анализа, первоначально локализованная билатерально, оказывается вытесненной в правое полушарие. «Вплоть до четырехлетнего возраста или около этого правое полушарие „владеет языком” столь же хорошо, как и левое… У маленького ребенка оба полушария развиты почти одинаково в отношении функций языка и речи… Вполне возможно, что разделение полушарий в очень раннем возрасте привело бы к тому, что каждое полушарие отдельно и независимо от другого смогло бы развить психические функции высокого порядка, подобные тем, которыми обычно у человека обладает только левое полушарие».

Высказывания об изменениях функциональной асимметрии мозга в позднем онтогенезе основаны на учете особенностей психики пожилого человека: быстрое забывание, невозможность удержать в сознании намерения и действия, подлежащие реализации, при все более ярко выступающем «уходе в прошлое» (оживлении прошлых восприятий и переживаний). Лучшие результаты по 10 измерениям памяти и обучаемости показали здоровые испытуемые в возрасте до 62 лет по сравнению со здоровыми испытуемыми в возрасте 67–85 лет [Bak J., Greene R., 1980].

А. М. Полюховым (1986) сформулирована «онтогенетическая гипотеза межполушарной асимметрии мозга». Согласно этой гипотезе, «происхождение асимметрии и особенности ее проявления в процессе онтогенеза определяют пять основных факторов».

1. Латерализующий фактор негенетической природы (вероятнее всего, физические воздействия слабого типа), под влиянием которого левая половина тела, а значит и левое полушарие мозга имеет некоторое преимущество в скорости эмбрионального развития, что доказано ранее. Сила действия данного фактора не очень велика. Это подтверждается тем, что для большинства билатеральных признаков, структурных и функциональных, соотношение фенотипов с левой и правой направленностью равно примерно 1:3 и 2:3.

2. Генетические механизмы, формирующие билатеральный признак, через которые реализуется влияние латерализующего фактора. Проявление (непроявление) генетической дисперсии асимметрии зависит от особенностей феногенеза каждого признака.

3. Пренатальные средовые влияния (стресс, инсульт и т. д.), вызывающие возникновение атипической (патологической) межполушарной организации, в частности, леворукости.

4. Средовые систематические (культуральные) влияния, способствующие формированию церебральной организации и функциональной специализации полушарий. Этот фактор значительно увеличивает частоту праворукости.

5. Средовые стохастические влияния, которые увеличиваются с возрастом и при возрастной церебральной патологии и проявляются дестабилизацией межполушарных отношений. Направленность асимметрии существенно не меняется, но становится трудноопределяемой; абсолютная величина асимметрии увеличивается.

В целом специфика межполушарной асимметрии в значительной степени связана со сложностью церебральной организации и структурно-функциональными особенностями определяющих ее нейрофизиологических механизмов. Каждая церебральная функция характеризуется особыми проявлениями асимметрии, поэтому можно говорить о «множестве асимметрий», хотя в действительности речь идет об асимметрии множества функций. Однако существует лишь одна причина (латерализующий фактор), способствующая приоритету левого полушария в отношении важнейших для человека функций речи, праксиса и абстрактного мышления. Это обстоятельство, как и ряд других известных фактов, позволяет вновь обратиться к забытой уже концепции «доминантности полушарий», отдавая ей предпочтение перед получившей в последнее время распространение концепцией «полушарной специализации». Специализация полушарий, безусловно, имеет место, но является при этом вторичным механизмом (результатом) с одной стороны — конкурентных внутриполушарных взаимодействий между речевыми и неречевыми функциями, с другой — постоянных культуральных влияний.

Существует мнение о том, что в позднем онтогенезе правое полушарие мозга теряет свои возможности раньше, чем левое [Borod J., Goodglass H., 1980]. Другие авторы [Caltagirone C, Benedetti N., 1983] считают необоснованным усмотрение связи между ухудшением памяти и интеллекта при физиологическом и патологическом старении, с одной стороны, и более ранней утратой функций правого полушария мозга — с другой.

Более адекватной может быть гипотеза, которая объясняла бы всю динамику функциональной асимметрии мозга в онтогенезе человека, в частности, ее нарастание в начальном и ее снижение, нивелирование — в позднем онтогенезе и, наконец, максимально яркое проявление этой асимметрии у психически здорового взрослого человека. Эта гипотеза должна, на наш взгляд, обязательно учитывать то, что только целостным мозгом (парной работой обоих полушарий) обеспечивается нервно-психическая деятельность человека.

"Асимметрии в онтогенезе"
поделиться

Depils

Depils

Я люблю в жизни каждое мгновение, замечаю повсюду счастье и любовь, наслаждаюсь собой и общением с миром. А вы как?

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!