Асимметрия прошлого и будущего

прошлого и будущего

Эта асимметрия предполагается одним из выражений особой дифференцировки времен человека. Она подчеркивает различия прошлого и будущего. Речь идет не просто о неравенстве прошлого и будущего, а о тенденции быть противоположными друг другу в сознании. Эта тенденция реализуется, видимо, в разной степени даже у здорового человека. Каждой ее степени соответствует определенная степень эффективности целостной нервно-психической деятельности. Эта тенденция ослабляется, даже исчезает у больных с правополушарной патологией. Асимметрия прошлого и будущего может быть иной (возможно, отсутствует) у некоторых левшей.

Прошлое и будущее выглядят противоположными прежде всего по тому, как отражается на них степень актуальности индивидуального настоящего времени человека: чем более актуально индивидуальное настоящее время, тем менее открыто прошлое и тем более очерчено будущее.

Противоположно содержание индивидуальных прошедшего и будущего времен, составляющих части сознания: психосенсорные и психомоторные процессы, чувственное и абстрактное познания, сенсорно-перцептивные и речемыслительные [Ананьев Б. Г., 1963] процессы. При этом содержание прошедшего времени все осуществлено, завершено, определено, устойчиво, а будущего — неопределенно, незавершенно, неустойчиво, изменчиво. В прошедшем индивидуальном времени — опыт уже законченных психосенсорных деятельностей, а в будущем — ожидающиеся, вероятные результаты психомоторной деятельности человека.

Можно выделить различия при сопоставлении прошлого и будущего по содержанию: известно — неизвестно, дискретно — непрерывно.

Другие различия труднее выразить. Попытка сформулировать их. однако, необходима, так как эти различия предполагаются важными для реализации двух главных составляющих сознания — психосенсорных и психомоторных процессов, а также для хранения и воспроизведения накопленного опыта. Таковы включенность — невключенность в хранение всего опыта уже осуществленных субъектом восприятий. Прошлое в сознании субъекта есть только потому, что есть чувственные образы бывших восприятий; они органически спаяны друг с другом, друг без друга невозможны. Чувственное познание реализуется в настоящем — прошлом вне индивидуального будущего времени. Последнее, как правило, не может быть формой становления психосенсорных процессов, восприятия с помощью органов чувств. Эта закономерность — невключенность будущего в чувственное познание — представляется настолько убедительной, что редкие феномены предвосхищения в болезненных приступах некоторых левшей описывались и разбирались нами, но остались по существу необъяснимыми.

Следующее различие можно обозначить как устойчивость (сохранение неизменным) — неустойчивость (изменчивость). Основное назначение индивидуального прошедшего времени, может быть, состоит в сохранении образов восприятия точно такими, какими они сформировались. Будущее же время субъекта — это время вероятных завершений психомоторных его деятельностей; возможно множество вариантов их результатов, и эти результаты ожидаются только в будущем времени.

Асимметрия — достаточная степень противоположности индивидуальных свойств прошедшего и будущего времен обязательна, видимо, для того, чтобы сознание человека было ясным, а психическая деятельность была эффективной. Это означает параллельную, одновременную реализацию и психосенсорных, и психомоторных процессов, которые осуществляются или начинают осуществляться в настоящем времени: может быть, в разных настоящих временах — индивидуальном и объективном. Хранятся и завершаются соответственно в прошлом и будущем временах.

Важна подвижность степени асимметрии — то усиление, то ослабление тенденции прошлого и будущего быть в сознании субъекта противоположными друг другу. В пользу этого предположения свидетельствуют несколько примеров.

Первый — текущая психическая жизнь здорового взрослого бодрствующего человека. Чем сложнее деятельность и условия ее выполнения, тем больше должна быть выражена асимметрия прошлого и будущего. Напротив, она уменьшается, по-видимому, у того же человека, если ситуация не требует от него мобилизации всех психических возможностей.

Второй — онтогенез человека. Асимметрия прошлого и будущего, по всей вероятности, приобретается в начальном онтогенезе, максимальной степени достигает в зрелом и нивелируется в позднем возрасте человека. Она может быть мала у детей и стариков. Но эта меньшая выраженность (или отсутствие) асимметрии предполагается различной. Противоположны уже соотношения прошлого и будущего. У ребенка почти все будущее, очень мало прошлого; у старика — наоборот. Противоположны перспективы дальнейшей динамики асимметрии прошлого и будущею. У ребенка в дальнейшей жизни происходят увеличение асимметрии, достижение максимальной ее степени, сохранение в такой степени и, наконец, уменьшение. У человека же, прожившего почти всю жизнь, большинство перечисленных стадий динамики асимметрии пройдены и вероятно лишь дальнейшее уменьшение асимметрии.

Третий пример для нас наиболее значим. Речь идет о больных — правшах и левшах — с очаговыми поражениями мозга.

В ходе сравнительного анализа психических нарушений правши можно было думать, что асимметрия прошлого и будущего уменьшается (прерывается) при поражении того и другого полушария. Но это уменьшение различно. Тенденции, противоположные предполагаемым и для здорового человека, обнаружены при поражении правого полушария: прошлое в сознании больного оживляется непроизвольно, независимо от воли, иногда заполняет собой все сознание. Будущее же в сознании этого больного, напротив, представлено слабо или отсутствует, о чем можно думать на основании уменьшения или исчезновения целенаправленности в поведении больного. Примечательно, что нам легче характеризовать прошедшее время и то настоящее время, которые предполагаются включенными в организацию зависимых от правого полушария психических процессов, и значительно труднее формулировать предположения о будущем времени.

Асимметрия прошлого и будущего, может быть, проявляется иначе в сознании левшей. По крайней мере тех немногих из них, кто при очаговой патологии мозга обнаруживает феномен предвосхищения. Пароксизмальное его проявление вероятнее всего у левши в случае поражения левого полушария [Тетеркина Т. И., 1985]. В момент переживания ощущения предвосхищения у левши, возможно исчезает асимметрия прошедшего и будущего времен. Но это происходит иначе, чем у правши с поражением правого или левого полушария мозга. Судя по клиническим особенностям, асимметрия уменьшается не из-за непроизвольного оживления прошлого при отсутствии в сознании больного будущего времени, а из-за того, что в сознании такого левши становятся сходными прошедшее и будущее времена, утрачиваются их различия между собой: индивидуальному будущему времени начинают соответствовать чувственные образы как и прошедшему времени. Отлично у такого левши от правши не прошлое, а будущее.

Сравнение правшей и левшей по структуре психической деятельности позволяет предположить, что пространственно-временная организация парной работы полушарий мозга и асимметрия прошлого — будущего как частное ее выражение определяют пределы и ограничения, разрешения и запреты, свойственные психике человека. На основании изучения преобладающего большинства людей — правшей и некоторых левшей — привычно думать, что человек с помощью органов чувств может познавать только то. что есть в реальном настоящем времени и пространстве, досягаемом органами чувств и что вероятное в будущем не может быть воспринято с помощью органов чувств. Однако эти предположения недостаточны для объяснения феномена предвосхищения. Запрет на чувственное восприятие будущих событий, видимо, «снимается» у некоторых левшей, в частности, во время пароксизмального ощущения предвосхищения. Этому должна соответствовать иная организация парной работы полушарий мозга во времени, иная организация психической деятельности такого левши в пространстве и времени.

Различие психических нарушений при поражении разных отделов правого и левого полушария мозга обусловлено, вероятно, несходными изменениями индивидуального пространства и времени больного. Об этом косвенно можно судить на основании несходства проявлений корсаковского синдрома: они наиболее типичны при поражении задних отделов правого полушария, и в них представлены все составляющие синдрома: дезориентировка в пространстве, времени, ретро-антероградная и фиксационная амнезия, конфабуляции, нарушение восприятия пространства и времени, эмоциональные и личностные изменения в виде эйфории, анозогнозии. Корсаковский синдром менее типичен и воспроизводится неполно при поражении лобных отделов правого полушария мозга. Несоблюдение установленной для правшей зависимости клинических особенностей психических нарушений от стороны поражения мозга и внутриполушарной локализации очага поражения у некоторых левшей сопровождается, по всей вероятности, иными изменениями их индивидуальных пространств и времен при соответствующих поражениях. Это определяется другой, чем у правшей, пространственно-временной организацией парной работы полушарий мозга, и следовательно, иными, чем у правшей, особенностями пространства — времени мозга, в которых формируется психика таких левшей, иногда резко отличающаяся от психических возможностей правшей. Эти отличия наиболее обозначаются при очаговой патологии мозга.

"Асимметрия прошлого и будущего"
поделиться

Depils

Depils

Я люблю в жизни каждое мгновение, замечаю повсюду счастье и любовь, наслаждаюсь собой и общением с миром. А вы как?

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!