Клинические феномены очагового поражения мозга левшей, отсутствующие у правшей

феномены очагового поражения мозга

Эти феномены редки и наблюдаются, по всей вероятности, не чаще, чем у 3–5 % больных. К тому же они трудны для описания и интерпретации, порою приводят исследователя в замешательство тем, что представляются вообще необъяснимыми. Некоторые из них вообще не упоминаются в общей психопатологии. Мы пытаемся представить эти феномены, чтобы показать возможность их возникновения при очаговой патологии мозга только у больных с неправым профилем асимметрии. В ходе их разбора создается впечатление о какой-то «противоположной» организации психики левши в пространстве и времени, и тем самым именно эти феномены побуждают думать о том, что психика имеет определенную пространственно-временную организацию.

Уже в попытках систематизации представляется правомерным различение этих феноменов как иллюстрирующих противоположную (по сравнению с соответствующей психической деятельностью правши) организацию психической деятельности в пространстве (так называемые зеркальные феномены, которые условно можно объединить в первую группу) и во времени (феномены предвосхищения, которые можно отнести ко второй группе) и новый, описанный Т. И. Тетеркиной феномен обратной последовательности устной и письменной речи.
Зеркальные формы деятельности

Так названы эти формы деятельности потому, что выполняющий сейчас письмо или движения, чтение и восприятие больной может выглядеть как зеркальное отражение правши, выполняющего ту же деятельность.
3еркальное письмо

Давно обращено внимание на то, что зеркальное письмо встречается у леворуких: «За редким исключением это делают леворукие и только левой рукой» [Ballard P., 1916), хотя, по J. Cornell (1985), у большинства детей в возрасте от 3 до 7 лет обнаруживается спонтанное зеркальное письмо, и оно является необходимым этапом овладения письмом. Но все же в литературе больше описаний зеркального письма у леворуких.

Дети (леворукие) начинают писать левой рукой и зеркально. Преодолевают такой способ письма с трудом и переходят на обычное письмо правой рукой. «Элементы зеркального письма» отмечаются у детей с неустойчивым правшеством; после овладения обычным письмом зеркальное письмо у них может проявиться внезапно, когда дети утомлены или невнимательны [Ананьев Б. Г., Рыбалко Е. Ф., 1964].

Точных данных о частоте встречаемости зеркального письма нет. В литературе подчеркивается связь зеркального письма только с одним левым признаком асимметрии — леворукостью: в обычных школах пишущих зеркально — 0,48 % детей, в школах для детей с физическими дефектами — 1,1 %, в школах для умственно отсталых детей — 8 % и среди них праворуких мальчиков — 1,6 %, праворуких девочек — 2,8 % [Gordon H., 1920]; зеркальное письмо обнаружено у 31,8 % леворуких мальчиков и у 33,3 % леворуких девочек, и оно встречается в 17 раз чаще среди умственно отсталых по сравнению с нормально развивающимися детьми [Капустин А. Л., 1924].

Зеркальное письмо описано у больных с очаговым поражением мозга [Блинков С. М., Карасева Т. Д., 1965; Калижнюк Э. С. 1970; Routsonis K., Pasalidis F., Pappa K., 1978, и др.], шизофренией [Введенский Г. Е., 1982]; 6 из 20 больных при изображении фигур и букв одновременно обеими руками без контроля зрения проявили зеркальность: эпилепсия [Тетеркина Т. И. 1985], пограничные нервно-психические расстройства [Зорин И. А., 1986]. Причем, зеркальное письмо проявляется обычно у больных с правосторонним гемипарезом при поражении левого полушария мозга.

Встречается ли зеркальное письмо только у лиц с левой асимметрией рук, или может быть и у праворуких, но имеющих левые асимметрии других парных органов? Такое уточнение возможно лишь в случае определения индивидуального профиля асимметрии каждого обследуемого с выявлением симметрии — асимметрии функций возможно большего числа парных органов. Совместно с А. К. Умрихиным, В. Р. Галеевым, С. И. Ивановым, П. В. Шифриным нами изучены индивидуальные профили асимметрии 100 здоровых лиц (50 мужчин и 50 женщин) в возрасте от 18 до 26 лет. Зеркальное письмо выявили у 10 из них, тогда как леворуких оказалось лишь 5 человек (3 мужчин и 2 женщины). У 5 из обнаруживших зеркальное письмо была левая асимметрия слуха, у 2 — рук, у 2 — зрения, а у одного мужчины соотношение КПр/КПу было меньше единицы. При этом обнаруживается интересный факт: зеркальное письмо у больных, например, эпилепсией, проявляется только при неправом профиле асимметрии; при этом в рамках этого неправого (смешанного) профиля может быть правая асимметрия рук, но левая асимметрия слуха (в восприятии дихотически предъявляемых слов).

Т. И. Тетеркина провела специальный эксперимент по выявлению зеркального письма. В 12 из 140 клинических наблюдений (больные эпилепсией) профиль асимметрии неправый; зеркальное письмо выявилось у 4 больных. В 3 наблюдениях речь шла о преимущественном страдании левого, в одном — правого полушария мозга.

Больному 32 года; на ЭЭГ определяется очаг медленной активности в правой височной области. Индивидуальный профиль асимметрии смешанный: КПр =10 %, КПу = — 5 %, ведущей является левая нога, нет ведущего (в прицельной способности) глаза. В детстве начинал писать левой рукой, переучен.

В эксперименте: по просьбе врача больной быстро выполнил письмо правой рукой в обычном направлении (слева направо) и столь же быстро написал свою фамилию левой рукой в противоположном направлении (справа налево). Такое письмо правой и левой рукой заняло у больного по 2 с. По просьбе врача свою фамилию больной писал правой рукой справа налево в течение 12 с и левой рукой слева направо в течение 11 с (рис. 2).

При исследовании опосредованного запоминания методом пиктограмм [Зейгарник В. В., 1973] оказалось, что больной начинает рисовать левой рукой и рисует ею. как видно на рис. 3, справа налево. Обращает на себя внимание то, что пиктограммы больного очень мелки.

Рис. 2. Обычное (1, 3) и зеркальное (2, 4) письмо больного С.

1 — правой рукой слева направо за 2 с,

2 — правой рукой справа налево за 12 с,

3 — левой рукой слева направо за 11 с,

4 — левой рукой справа налево за 2 с.
Рис. 3. Рисунки больного С, выполненные в эксперименте с применением метода пиктограммы.

Индивидуальный профиль асимметрии больного отличается, во-первых, очень малой выраженностью асимметрии (функции рук, слуха ближе к симметричным: величины КПр и КПу относятся к малым) и, во-вторых, расхождением доминантности левого полушария мозга больного: оно остается слабо доминантным в отношении двигательного поведения (о чем можно судить по положительному, хотя и очень малому КПр), но недоминантно в отношении речи (о слабой доминантности правого полушария по речи можно, по-видимому, говорить на основании отрицательного КПу). Между прочим, такое сочетание (правой асимметрии рук и левой асимметрии слуха) нередко встречается у лиц, обнаруживающих необычные феномены. В этом наблюдении зеркальное письмо проявляется у больного с преимущественным поражением правого полушария мозга, тогда как в литературе отмечается такое письмо у больных с поражением левого полушария мозга. Обратим внимание на два крайних варианта письма: они осуществлены правой и левой рукой и реализуются почти в 6 раз быстрее, чем два других варианта; по сравнению с последними буквы получаются более мелкими; выглядят зеркальными отражениями друг друга по всем пространственным характеристикам. В момент письма движения правой и левой рук больного, изображающие одни и те же буквы, осуществляются как бы по разные стороны зеркала. Два варианта уже написанного слова противоположны по тому, что элементы букв оказываются переставленными слева направо и наоборот, а также по направлению наклона; в первом варианте левые буквы ниже, правые выше, а во втором — наоборот.

Зеркальное письмо левой рукой справа налево осуществляется больным без всяких усилий, даже легче, чем обычное письмо правой рукой, хотя время написания фамилии в обоих случаях составляет 2 с. Есть указание на то, что количество ошибок в зеркальном письме меньше, если оно осуществляется левой рукой [Tankle R., Heilman K., 1983]. Больному, как видно из рис. 2, труднее дается зеркальное письмо правой рукой и обычное письмо — левой. Время реализации первого на одну секунду больше, чем второго.

Как и во многих описанных в литературе наблюдениях, зеркальное письмо у больного сочетается с особенностями рисования, представленными на рис. 3. Рисует больной левой рукой. В действиях по рисованию вновь примечательно противоположное направление заполнения листа бумаги рисунками: начинает рисовать справа, завершает процесс рисования на левой половине бумаги, где им дублируется один рисунок и располагается под другим. В изображениях нет зеркальности, но они слишком мелки, неравномерно расположены.

В характеристике психического состояния зеркально пишущего левши, составленной ранее [Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А., 1981, 1984], отмечались легкость и быстрота осуществления зеркального письма левой рукой, частая внезапность его проявления у больных (или у здоровых левшей, в частности, в состоянии утомления), неосознавание необычности (противоположности) письма, удивление написанному и неспособность прочитать текст (если зеркальному письму не сопутствует зеркальное чтение) и т. д. Во встречающихся в последующем публикациях описана способность леворуких писать одновременно двумя руками развернутый текст (обычно — правой и зеркально — левой рукой), причем «требуется одно непременное условие» — писать синхронно, «нельзя, чтобы одна рука… отставала от другой» [Соловьев А. В., 1980]; ставился вопрос о том, может ли способный к зеркальному письму субъект «думать о двух разных вещах одновременно» [Праздников А., 1983]. В предыдущем издании книги приводились существующие в литературе объяснения зеркального письма и было изложено предположение авторов.

Исходили из того общего, что присуще зеркально пишущим: 1) такое письмо обнаруживается обычно у леворуких, а сейчас можно сказать — у лиц с неправым профилем асимметрии, в рамках которого левая асимметрия или симметрия рук может сочетаться с правой асимметрией слуха и наоборот: могут быть признаки расхождения доминантности левого полушария по речи и основанным на ней психическим процессам с одной стороны и по формированию двигательного поведения — с другой, или признаки очень слабой доминантности этого полушария (симметрии функций рук, слуха); 2) легче осуществляется зеркальное письмо при письме левой, значительно труднее (в приведенном наблюдении в 6 раз медленнее) — правой рукой того же субъекта; 3) представляет собой зеркальное отражение обычного письма как в ходе деятельности по написанию букв, слов, так и при рассмотрении уже написанного текста; в момент письма движения левой руки осуществляются в пространстве противоположно по сравнению с движениями правой руки в ходе обычного письма, а в тексте оказываются переставленными правые и левые детали букв (ссылаясь на приведенное наблюдение, заметим, что изображения букв левой рукой представляют собой почти точную копию зеркального отражения обычного письма правой рукой); нередко не осознается пишущим противоположность движений левой руки в пространстве, а получившийся текст некоторыми из написавших его лиц не может быть прочитан сразу.

Наблюдение за зеркально пишущим и рассмотрение зеркально написанного текста заставляет задуматься над тем, как в пространстве и времени организуется психомоторная деятельность этого субъекта. Очевидно, что эта деятельность по написанию определенного текста реализуется во внешнем по отношению к пишущему пространстве. В том же пространстве процесс письма объективно наблюдаем другим человеком. Этой деятельности обязательно предшествует мысль. Ее и предстоит передать пишущему в изображениях букв, слов. Такая письменная передача мысли начинается в настоящем времени, завершиться может только в будущем времени. Для объективного наблюдателя самым важным является получившийся текст, он следит и за движениями руки пишущего. В сознании же пишущего этим объективно регистрируемым проявлениям письма предшествует программа написания букв и слов, а также точность последовательного их изображения; должны быть осознание и коррекция движений пишущей руки, совпадение получившихся изображений букв с ожидавшимися, если письмо совершалось без контроля зрения. При зрительном же контроле изображаемые буквы постоянно воспринимаются пишущим зрительно и корригируются в случае ошибок. Перечисленными звеньями психомоторной деятельности, необходимыми для письменной передачи мысли, по-видимому, и отличается зеркально пишущий левша от обычно пишущего правши.

В зеркальном письме левши привлекают внимание несколько подробностей: оно осуществляется левой рукой; движения последней в пространстве организуются противоположно по сравнению с движениями правой руки правши, пишущего обычно; зеркально пишущим левшой часто не осознается противоположная направленность движений его левой руки, а иногда и то, в чем необычен получившийся текст. Левша не всегда понимает, что его письмо оказалось зеркальным отображением обычного письма правши.
Зеркальное движение

По сравнению с зеркальным письмом в литературе несравненно меньше уделено внимания зеркальным движениям.

Они наблюдаются у зеркально пишущего. Встречаются у некоторых лиц при выполнении пробы Хеда [Лурия А. Р., 1974]: испытуемый должен повторить движения руки экспериментатора, стоящего лицом к нему, в точной пространственной их организации; повторению движений должно предшествовать мысленное перемещение пространственного положения, например, правой руки экспериментатора по отношению к собственному телу; некоторым такая проба не удается, и движения правой руки экспериментатора они повторяют левой рукой, и все движения последней получаются противоположными в пространстве по сравнению с движениями правой руки экспериментатора.

Зеркальные движения, как и зеркальное письмо, часто не осознаются лицом, их совершающим. Не осознается противоположная их направленность в пространстве. Зеркальные движения сочетаются у больных с зеркальным письмом, иногда — с зеркальным восприятием. У больных и у здоровых зеркальные движения проявляются чаще в сочетании с трудностью пространственных представлений, различения правого и левого, ориентировки и восприятия пространства вообще [Демичев А. П., 1949].

«У левшей образуются менее стойкие схемы пространственных отношений, и они легче дезорганизуются при очаговых поражениях мозга, …левши обнаруживают дефектную ориентацию в сторонах тела и внешнем пространстве» [Семенов С. Ф., 1965]. На то же обращает внимание и А. Я. Колодная (1954), описавшая больного — левшу 47 лет, который определял ошибочно правые и левые части тела человека, сидящего напротив, и все пробы Хеда выполнял зеркально; сам больной говорил: «Меня долго мучила зеркальность, …тогда я брал голову, левую часть, и подкреплял руками».

Но в целом зеркальные движения описаны и разобраны хуже, чем зеркальное письмо. Наряду с описаниями таких движений у левшей, есть сообщение о зеркальных движениях, но без уточнения того, были ли испытуемые левшами. Зеркальные движения могут проявляться в сочетании с агрессивностью, причем, в большей степени у мальчиков, чем у девочек [Woods B., Eby M., 1982].

Наиболее важным, может быть, окажется то обстоятельство, что зеркальность движений проявляется у лиц с неправым профилем асимметрии. Обнаруживающий зеркальные движения может быть праворуким, по левшой в слухе, в частности, по преобладанию левого уха в восприятии дихотически предъявляемых стимулов — слов. Зеркальные движения могут сочетаться с другими зеркальными формами деятельности.

Возможность проявления зеркальных движений особо важна для летчика-левши. Если он действует в сложных условиях, то ручку управления может повернуть влево вместо того, чтобы повернуть ее вправо, и наоборот. Зеркальные движения описываются некоторыми авторами как непроизвольные, могут не осознаваться субъектом. В объяснениях зеркальных движений, на наш взгляд, должны учитываться следующие особенности: зеркальные движения проявляются у лиц с неправым профилем асимметрии; зеркальные движения таким человеком совершаются быстрее и легче; сам субъект не осознает противоположность направления совершаемых им движений.

Существующие в литературе объяснения большей частью не учитывают перечисленных особенностей. Зеркальные движения предполагаются заложенными генетически в левой руке, но не получающими развития из-за бимануального ингибирования синкинетических движений [Schott G., 1980; Schott G., Wyke M., 1981]; выявлению же таких движений способствует нарушение одного из основных нервных процессов торможение вследствие поражения мозга. Сочетание зеркальных движений с агрессивностью объясняется отсутствием торможения «неадекватной активности» [Woods B., Eby M., 1982].

Зеркальные движения проявляются, по всей вероятности, в условиях отсутствия характерного для лиц с правым профилем асимметрии лучшего осознания движений правой руки и худшего — левой. Поэтому соотношения синкинетических движений правой и левой руки, по-видимому, подчинены индивидуальным закономерностям, определяющимся асимметрией — неравенством рук по степени осознания реализуемых ими движений. Каждому движению человека предшествует образ (схема) этого движения, оно в настоящем времени только начинается, а завершится в будущем времени. Движение человека лишь в том случае эффективно, адекватно, если оно произвольно, контролируемо, осознаваемо (с точки зрения того, в каком положении в пространстве находится в каждый данный момент рука, совершающая движение, в каком направлении она движется). Человек, не обнаруживающий зеркальных движений, точно воспринимает и внешнее пространство и расположенные в нем объекты, чего может не быть у обнаруживающего зеркальные движения. Таким образом, мы вновь вынуждены предположить, что деятельность левши, реализующего сейчас движения, получающиеся зеркальными по отношению к необходимым движениям, организована в пространстве и времени иначе, чем у правши с обычными движениями. Движения такого левши констатируются объективным наблюдателем иными, тогда как сам субъект может этого не осознавать. В реальном пространстве правша и левша действуют (строят движения рук) противоположно. Этому должно сопутствовать нечто индивидуальное, определяющее особенности восприятия внешнего пространства и построения в нем собственных движений и, вероятно, относящееся к организации парной работы полушарий мозга в пространстве и времени. Последние должны быть индивидуальными, характеризующими только данного человека.
3еркальное рисование

Зеркальное рисование часто проявляется у детей. W. Stern (1915) отмечал «выворачивание» при рисовании в раннем детстве: «верх и низ, вертикальное и горизонтальное, правое и левое меняются местами, причем ребенок не чувствует неправильности и даже не замечает ее». Зеркальное рисование встречалось в некоторых наших клинических наблюдениях над теми больными, которые имели смешанный профиль асимметрии. В литературе есть сведения о зеркальном рисовании у взрослых.

Чаще зеркально рисуется субъектом предмет, отсутствующий непосредственно перед рисующим, но знакомый ему по прошлым восприятиям. По всей вероятности, у рисующего зеркально имеют место зеркальные ошибки и в восприятии, и в представлении. Но исследователь видит рисунок, уже сделанный, или наблюдает зеркально рисующего в момент выполнения рисунка. Очевидна в таком рисунке перестановка правого и левого. Нередко сам рисующий не осознает зеркальности изображенного предмета, столь очевидной для наблюдателя.

У лиц с неправым профилем асимметрии иногда одной из отличительных особенностей деятельности по рисованию оказывается рисование с противоположным направлением заполнения листа бумаги: на рис. 3 представлены пиктограммы уже упоминавшегося больного. Рисовал левой рукой, начиная с правого края бумаги и заканчивал рисунок на левой половине, на самом краю бумаги. Мелкие пиктограммы больным как бы выстроены в ряд, отделены друг от друга запятой, точкой или точкой с запятой.
3еркальное чтение

Больные — левши иногда не могут читать правильно (обычно) написанный текст и не испытывают трудностей при чтении текста, написанного наоборот — зеркально.

А. Я. Колодная (1954) описала больного, читавшего справа налево. При этом вместо «кора» получалось «арок»; вместо «вода» — «адов»; читая, приговаривал: «нет такого слова». Слова же, написанные зеркально, прочитывал быстро и «очень уверенно, самодовольно улыбаясь». Этот больной мог читать только зеркальный текст, тогда как для него оказывалось невозможным чтение обычного текста. То же отмечалось при чтении букв. О буквах с линиями влево или вправо — «е», «з», «р», «к», «в» — говорил: «это не буква, надо писать наоборот». Услыхав звук, показывал, как пишется соответствующая буква, изображал ее зеркально и быстро прочитывал каждую написанную букву. При просьбе прочесть какую-либо букву, например, «к», смотрел на нее недоуменно: «Я знаю эту букву, только вы неправильно пишете. Вы пишете наоборот. Вы проверяете меня, проверяете». Представляя этого больного — леворукого (неизвестен профиль асимметрий других парных органов), А. Я. Колодная пишет, что не удавалось разубедить больного, когда он настаивал: «Нет. я правильно пишу, а вы — вверх ногами».

В литературе описан леворукий больной 58 лет, подвергавшийся стереотаксическому вмешательству слева из-за гиперкинезов и через 20 лет после операции перенесший острое нарушение мозгового кровообращения в левом полушарии [Heilman K. et al., 1980]: диктуемые слова писал зеркально: когда списывал текст, изображал зеркально некоторые слова; некоторые слова обычного текста читал зеркально, как и цифры. Интересно указание авторов на очень быстрый (в течение 5 дней) регресс зеркального письма и чтения, сочетавшихся с невозможностью ориентироваться в правом — левом. Среди возможных причин возникновения зеркальных письма и чтения авторы предполагают и роль левшества. Интересно в этом наблюдении то, будто у больного распалась (на короткий срок болезни) способность действовать, воспринимать пространство: он не различает правого и левого, действует в пространстве наоборот, когда им выполняется деятельность в виде чтения или письма.

Мы вновь вынуждены отметить интересную особенность поведения и психического состояния зеркально действующего левши. Это — неосознавание того, правильно (обычно) или неправильно (наоборот) написан читаемый текст. Больной в наблюдении А. Я. Колодной уверен, что он и пишет, и читает правильно. Автор зеркальным называет чтение, когда больной в обратной последовательности перечисляет буквы в словах, написанных обычно (в привычной последовательности).
Зеркальное восприятие

В первом издании мы описали больных, которые во время эпилептического приступа воспринимали внешний мир перевернутым так, что находящееся справа от них воспринималось как находящееся слева и т. д. У некоторых больных такой «переворот» наступал в состоянии сна, когда знакомая ситуация представлялась в зеркальном отображен ни. Все эти больные были леворукими. Но тогда мы еще не уточняли индивидуальный профиль асимметрии.

К сожалению, и в той литературе, где указывается на зеркальное восприятие, как правило, отсутствуют указания на профиль асимметрии (подчас даже на то, леворук или праворук субъект).

В. Штерн (1915) пишет, что дети «равнодушны к тому, приходится ли им рисовать рисунок в правильном положении или вверх ногами», называет эту способность «замечательной» и отмечает, что маленький ребенок обладает ею в гораздо большей степени, чем более старший и взрослый: «чем старше становится ребенок, тем более исчезает это равнодушие к положению картины».

В 1947 г. Л. Я. Колодная описала зеркальное восприятие больного-левши в ряду «синдромов пространственных нарушений». Больной 47 лет перенес слепое ранение левой височyо-теменно-затылочной области с металлическим осколком в правой нижне-теменной области. На фоне правосторонней гемианопсии, нарушения фиксации взора, симультанной агнозии, элементов амнестической афазии выступали: затруднения в определении правой и левой частей собственного тела: неспособность мысленного поворота положения окружающих объектов в пространстве (не мог определить правые и левые части человека, сидящего напротив, и все пробы Хеда выполнял зеркально); грубые нарушения представлений о географической карте («как правило, города, расположенные на западе, он чертил на востоке и наоборот»).

«Синдром поворота на 180°» описала Т. Н. Гордова (1940), но не указала, был ли больной леворуким; поворот окружающего на 180° в восприятии больного сочетался с обонятельными и слуховыми галлюцинациями. Не указывает на право- или леворукость больных и К. Х. Короленок (1948), представляющий классификацию «обманов ориентации в пространстве» и отмечающий, что воспринимающие мир повернутым на 180° испытывают еще ощущение странности, чуждости окружающего.

Обманы восприятия мира — зеркальное его отображение в сознании субъекта, — судя по пока немногочисленным нашим наблюдениям, встречаются, видимо, у лиц с левыми асимметриями либо рук, либо слуха (функция восприятия слов), либо зрения (прицельная способность), сочетающимися с правыми асимметриями или симметрией других парных органов. Такое предположение обосновано и данными Д. Д. Гюрджиана, Д. Г. Федорука (1982), установивших, что у летчиков со смешанным профилем асимметрии и малыми величинами КПри КПу возникают в полете иллюзии пространственного положения (ошибки восприятия объекта и самого себя в пространстве), и среди них возможно и зеркальное восприятие: такие ошибки не отмечались у летчиков с правыми асимметриями. Интересен вопрос о том, в какой плоскости реализуется зеркальное восприятие. Чаще, по-видимому, наблюдается поворот пространства в восприятии субъекта на 180°, т. е. в горизонтальной плоскости: правое при этом становится левым и наоборот. Но в литературе описано зеркальное восприятие в вертикальной плоскости: больной с двусторонним поражением мозга писал зеркально, перевертывая верх и низ; воспринимал таким же образом, не замечая, что картинка «дается ему в перевернутом виде» и описывал ее так. будто рассматривает в обычном положении [Столбун Д. К., 1934].

Не может ли оказаться, что плоскость искажения восприятия (поворот на 180° или на 90°) определяется, в частности, индивидуальным профилем асимметрии? Не отражается ли на характере зеркального восприятия (перемена правое — левое или верх — низ) индивидуальное пространство (и время) субъекта? В упомянутой выше классификации «обманов ориентации в пространстве» К. Х. Короленок учитывает: — плоскость, в которой происходит нарушение ориентации (может быть поворот в горизонтальной и вертикальной плоскости); — характер «смещения мысленной карты», являющийся, по мысли автора, «основным механизмом обманов ориентации» (он часто бывает вращательным, редко прямолинейным, комбинированным); — величину отклонения; чаще встречаются отклонения на 180°, чем на 90°, «ориентация» искажается, как пишет автор, обычно кратно целой величине прямого угла; — характер пространственного ноля, охваченного иллюзией, или степень целостности смещения окружающего; может быть глобальное смещение (все пространство в целом) или региональное; — принцип механики: нарушение восприятия расположения неподвижных объектов или движения.

К этой классификации мы обратились с представлениями о пространстве, по всей вероятности, значительно отличающимися от тех, которые разделял автор классификации. Им не определяется, что за пространство имеется в виду. Можно лишь разуметь одно пространство, единое для физического мира, для всех других людей и для того субъекта, который сейчас обнаруживает «обман ориентации».

Наши представления, складывающиеся на основе изучения поведения, психики больных с очаговыми поражениями мозга, можно выразить так: восприятие всего того, что есть в независимом от субъекта пространстве внешнего мира, реализуется, видимо, посредством его индивидуального пространства; только последним (какими-то его особенностями) определяется, по всей вероятности, правильность — адекватность, неправильность — искажение (в том числе искажение с поворотом ситуации на 90° и на 180°) восприятия внешнего мира. Если оправдается ожидание того, что зеркальное восприятие возможно лишь у лиц со смешанным и невозможно у лиц с правым профилем асимметрии, то можно будет думать о довольно резких отличиях индивидуальных пространств левши и правши.
Зеркальное представление

К представленным феноменам можно добавить еще зеркальное представление, когда у больных в момент мысленного представления отсутствующий непосредственно перед ними предмет зеркально отображен в сознании. Все эти феномены приводят к мысли о том, что деятельность (в момент письма, рисования, чтения, восприятия, представления, совершения какого-либо движения) у такого левши организуется в пространстве как бы наоборот по сравнению с теми же видами деятельности правши. Но эти феномены выступают часто (может быть, и всегда) в сочетании с нарушением восприятия пространства (или ориентации в пространстве — неразличение правого и левого) и с неосознаванием необычности, противоположности пространственной организации совершаемой сейчас деятельности. Эти феномены заставляют думать о иных, чем у правшей, особенностях индивидуального пространства левшей; может быть, эти особенности проявляются в моменты совершения ими описанных видов деятельности?

"Клинические феномены очагового поражения мозга левшей, отсутствующие у правшей"
поделиться

Depils

Depils

Я люблю в жизни каждое мгновение, замечаю повсюду счастье и любовь, наслаждаюсь собой и общением с миром. А вы как?

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!