Кто виноват?

маленький разбойник

Возвращаясь с работы, я услышала в квартире душераздирающие крики своего чада. Открыв дверь, не разуваясь, помчалась на звук. Вбежав на кухню, с облегчением вздохнула. Никто сына не истязал, скорее наоборот. Жертвой была бабушка, пытающаяся накормить внука сырниками. Сережа есть не хотел, выражая протест истошным ревом. Успокоить сына я не успела, потому что в комнате зазвонил телефон. Пошла отвечать. Звонила Клавдия.

Приглашала на ужин по случаю своего дня рождения:

— Хотела отмечать в субботу, но мама попросила съездить с ней на выходные к тетке. Так что посидим сегодня. Кроме вас, никого не будет. Отметим в тесном кругу. — И, помолчав, добавила: — Серегу возьмите, а то Катьке будет скучно.

— Вряд ли, — замялась я. — Он ведь у нас в девять уже спать ложится.

— Разочек ляжет попозже, — фыркнула кума.

— Ладно, — вздохнула я. — Но потом не обижайся…

В половине восьмого мы были в гостях. Только выпили за здоровье именинницы, как в комнату с воплями влетела Катька. Подбежав ко мне, обиженно заморгала влажными от слез ресницами:

— А Сережка дерется!

— Что, опять?! — я всплеснула руками. — Вот же свинтус какой, ты только подумай!

— Зови его сюда, Катерина, — отложив вилку, распорядился мой муж. — Ох, сейчас с ним поговорю!

— Не-е-е, я туда не пойду… — всхлипнула Катюха. — Он жвачкой плюется. Вот… — Повернув голову, она продемонстрировала запутавшийся в волосах шарик.

— Вот хулиган! Сто раз просила, чтобы он этого не делал, — простонала я.

— Она просила… Не нужно было жвачку покупать! — покраснев от злости, Коля бросил на меня красноречивый взгляд. — Вот что теперь с Катькиными волосами прикажешь делать?

— Я-то тут при чем?! — огрызнулась в ответ. — Это твоя мама ему жевательную резинку дала! Ей и выговаривай!

— Ты всегда ни при чем…

— Успокойтесь! — прервала нас Клавдия. — Катька сама виновата. Дала бы Сереге в лоб, больше бы к ней не лез! А она жаловаться пришла.

— Ты что?! — испуганно заморгала я. — Он сдачи даст, и начнется драка. Лучше я сама схожу, поговорю.

— Сиди, разберутся как-то, — отмахнулась подруга.

— А жвачка… — повернувшись к матери, захныкала Катерина. — Как я жвачку вытащу? Ну, мама-а-а…

— Как-как! Перед сном вырежем клок волос — и все дела.

— Не дам вырезать! — скривив рот, заголосила Катька.

— Тогда так ходи! — отвернувшись, Клавдия сердито толкнула локтем мужа: — Гриша, наливай по второй, а то забыли, чего собрались вообще…

Голос Клавдии заглушил раздавшийся за стеной грохот. Охнув, мы с Колей вскочили со своих мест и ринулись в детскую. Толкнув дверь, в ужасе застыли. Посреди огромной лужи в мокрых носках и джинсах топтался наш Серега, у его ног трепыхались несчастные Катькины золотые рыбки. На полу лежали осколки того, что было аквариумом.

— У меня будет инфаркт! — зажав рот рукой, замычала я.

— Дурдо-о-ом! — ошалело покрутив головой, протянул Коля. — Ужас!

И тут подоспела Клава.

— Объявляется аврал! Коля! Тряпки и ведро в кладовке!

— Понял! — судорожно сглотнув, Коля сломя голову помчался выполнять полученное задание. Проводив его взглядом, Клава сбросила тапки и босиком пошлепала по луже. Взяв Серегу за ухо, легонько встряхнула:

— Выдрать бы тебя хорошенько, крестничек, да времени нет! Катькиных рыбок нужно спасать срочно! Оперативно убрав последствия стихийного бедствия, мы переодели Сережку в выделенные Клавой сухие джинсы, затем успокоили вконец убитую горем Катьку, а потом отправились продолжать прерванный ужин. После нескольких рюмок за столом разгорелся спор по поводу того, как нужно воспитывать ребенка. Больше всех распинался Гришка. Мол, вот до чего доводит отсутствие «ременной» терапии и магического слова «низзя»! Распустились! — Да это не мы его так воспитываем, — чуть не плача, оправдывалась я. — Это Колина мама позволяет ему делать все что угодно. Вот он и распоясался!

— Да ладно тебе валить с больной головы на здоровую! — досадливо отмахнулся кум. — Сами с Колькой виноваты! Разбаловали парня, вот он из вас веревки и вьет! А все почему? Потому что дисциплины не знает! Вот зачем вы его воспитание бабушке доверили? А? Нужно было отдать в детсад.

— Так мы пытались, — покосившись на друга, проворчал муж. — Только этот свинтус там такой шухер навел, что воспитательницы чуть с ума не сошли.

— А ремня всыпать не пробовали? Рекомендую! — настаивал Гриша. — Отличное средство. Дешево и весьма эффективно!

— Николай, давай лучше пойдем домой… — предвидя последствия беседы, попросила я.

— Сиди! — кратко приказала Клавдия. Потом сердито посмотрела на мужа: — У нас что, праздник или поминки? Немедленно смени тему! Оставшаяся часть вечера прошла спокойно. Прощаясь, я благодарно обняла подругу:

— Спасибо, Клава… Все было чудесно. Так вкусно.

— Ага, — добродушно усмехнулась кума. — А главное, весело! — и посмотрев на Серегу, рассмеялась: — Правда, крестник?

Услышав звук отпираемой двери, свекровь прытко бросилась в прихожую и стала нас с Колей отчитывать:

— Совести у вас нет! Ребенок сонный, уста… — не договорив, всплеснула руками: — Господи! Что это вы на него напялили?!

— Что-что! Катюхины джинсы, — горестно вздохнула я.

— Почему Катюхины? — поморщилась Светлана Александровна. — А что случилось, с его собственными? Куда подевались?

— Это ты у него спроси! — сердито буркнул Николай.

— Он там такое отчебучил, что мы с Аней чуть со стыда не сгорели! Взяли к людям в гости на свою голову…

— Деточка моя… Внучек… — запричитала свекровь и потянулась к своему любимчику: — Тебя там обижали?

— Ага! — лицо сына исказила знакомая плаксивая гримаса. — Бабуль! А на меня папка орал! А тетка Клавка уши мне крутила!

— Уши?! Какой ужас! — обернувшись, свекровь приняла боевую стойку: голову втянула, руки в бока, ноздри раздуваются. — Это кто же вам позволил так над дитём измываться?!

— Мы измывались? — возмутился Николай. — Да это он всех достал! Ведет себя как последний негодник. Дерется, плюется… А вдобавок ко всему разбил Катькин аквариум. Мало того что трех рыбок угробил, так еще и соседей залил! Поросенок!

— Сам поросенок! Понял?! Плюнув Коле на ногу, Сережа запрокинул голову и зашелся в истерическом плаче.

— Я?! Ах ты! Ну, все! Мое терпение лопнуло! — побледнев от злости, Николай схватил Сережку за шкирку и волоком потащил в детскую. Следом с криком побежала свекровь. Догнав, со всей силы стала колотить сына по спине:

— Фашист, отпусти ребенка, говорю, слышишь?!

— Да, слышу, не глухой! — зашвырнув сына в комнату, Коля повернулся к матери. Побледнев, шагнул вперед: — Еще слово — и я тебя отправлю обратно в деревню! Поняла? Педагог, твою мать! Воспитала морального урода! На отца родного смеет плевать… Короче, все! Как только устрою Сережку в детский сад, твоя миссия воспитателя закончена!

— Ну, спасибо, сынок! Огромнейшее тебе спасибо! — свекруха, по-клоунски гримасничая, поклонилась в пояс. — Вот уж отблагодарил за добро, так отблагодарил! Лучше бы на себя с Анной посмотрел. Какие вы родители? О ребенке совсем забыли, бизнесмены хреновы! Всхлипнув, я зажала уши и бессильно опустилась на табуретку. Господи, какая же я все-таки дура! Как можно было допустить, чтобы свекровь так искалечила душу моего ребенка?!

"Кто виноват?"
поделиться

Наталья Кирилова

Наталья Кирилова

Никогда не боюсь делать то, что не умею, хорошо помню, что ковчег построил любитель, а профессионалы Титаник отгрохали.

Вас может заинтересовать...

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!