Старинное ожерелье

ожерелье

В этот ювелирный магазинчик на узкой улице Стокгольма меня затащила Наташка. Пока подружка примеряла колечки и сережки, я разглядывала витрину. Мое внимание привлек стенд, где под толстым стеклом были выставлены явно сильно недешевые и старинные украшения.

Я, что называется, зависла перед этим сверкающим великолепием. Не могла отвести взгляда от одного ожерелья, размещенного в центре: сияющие влекущей синевой сапфиры в обрамлении искрящихся бриллиантов. Бывает же такое волшебство! Но дело было не только в необыкновенной красоте ожерелья. Меня что-то беспокоило, что-то смутное, необъяснимое. Драгоценность хранила некую тайну и не хотела со мной ею поделиться.

— Нравится? — спросил негромко пожилой мужчина, возникая, словно из воздуха рядом со мной.

— Ага, — кивнула. — Сказочно. Дорогущее, наверное?

Я вполне сносно говорила на английском.

— Да… ожерелье стоит немало. Хотя истинная его ценность в другом, — мужчина отвесил легкий поклон: — Позвольте представиться: Болеслав Штолле. Я владелец этого магазина. А мой пасынок сам изготавливает большую часть продающихся тут украшений, — он вдруг широко улыбнулся. — Хотите примерить ожерелье?

— Спасибо, конечно, за предложение. Но у меня нет таких денег. Даже на один камушек из него, — растерялась я.

— Милая фрекен, ожерелье не продается. Оно ждет своего часа и свою хозяйку. Норберт, иди сюда! В помещение вошел молодой мужчина, высокий, белокурый и голубоглазый. Настоящий швед. И на отца ни капельки не похож.

— Меня зовут Александра, — наконец представилась я. — Я из России. А это Наташа, моя подруга. Наташка уже позабыла про свои колечки и крутилась рядом, сгорая от любопытства: что это тут такое происходит?

— Фрекен Александра хотела бы примерить бабушкино ожерелье. Точнее говоря, я сам предложил. Но она любезно согласилась. Он что-то негромко сказал продавщице по-шведски, та кивнула, подошла к входной двери, повернула табличку словом «Закрыто». Тем временем, герр Штолле открыл тяжелую витрину и достал ожерелье. Пригласил нас пройти в заднюю комнату — свой рабочий кабинет с большим зеркалом. Конечно, на моем свитерке эта неземная красота смотрелась не¬сколько странно, но все равно потрясающе.

А больше всего меня потрясло выражение лиц мужчин. У них буквально отвисли челюсти. Они обменялись быстрыми взглядами и… предложили мне небольшую фотосессию с украшением, в вечернем платье.

Остаток нашего пребывания в Швеции нас сопровождал очаровательный Норберт. Домой мы увезли не только чудесные воспоминания и мои фотографии в вечернем платье, но и шикарное ожерелье. Подарили!

Всю дорогу домой опять что-то неосознанное мучило, скребло в памяти. И вдруг… вспыхнули в голове слова моей бабушки Татьяны, она часто повторяла: «Найдешь голубые камни — найдешь свои семейные корни и судьбу».

Дома я спросила у мамы, где бабулина сумочка. Там она хранила старую фотографию — все, что осталось от прошлого ее семьи. Бабушка выросла в детдоме. И вот фото в руках. На нем красивая женщина, рядом двое детей — мальчик и девочка. У меня потемнело в глазах, руки задрожали. Положила рядом свою фотографию из Швеции, в красивом платье и ожерелье. На фото у женщины такое же украшение… И женщины очень похожи…

— Мама, а кто это на фото?

— Твоя прабабушка Александра. И ее дети — твоя бабушка и ее брат. Мама мне как-то рассказала, что им пришлось бежать из захваченного фашистами Львова. Но она потерялась. Выросла в детдоме. Помнила, что маму зовут Ася. Видишь, надпись на обратной стороне: Александра, Яся и Болек. Бабушке в детдоме имя сменили на Таню и фамилию другую дали. Но бабуля помнила, что ее звали Ясей — Ядвигой, и маму помнила Асю. Вот она и попросила назвать тебя Александрой, в честь своей мамы. К сожалению, она не помнила, как потерялась. И что стало с ее мамой и ее сыном Болеком тоже не знала…

— А Болек — это Болеслав?

— Наверное. Погоди-ка, — тут мама взяла в руки мое фото. — Но это же… То же самое ожерелье! Голубые камни… Мама о них всю жизнь повторяла…

Через несколько дней мне пришел мейл из Швеции от герра Болеслава Штолле:

«Дорогая Александра! Вы, наверное, поняли, что мы были потрясены, увидев вас в ожерелье моей мамы. Потому что вы и она в молодости — одно лицо. А еще больше изумились, когда вы обмолвились, что дома вас называют Асей, как и мою маму Александру. Но ситуация такая невероятная, что я не сразу решился обо всем рассказать. Когда-то моя мама с двумя маленькими детьми бежала во время войны из Львова. Взяла с собой кое-какие ценности — чтобы было на что жить. В том числе и это ожерелье — свадебный подарок мужа. Но ее дочка Ядвига потерялась, а Асю с сыном Болеком судьба забросила в Швецию… До последнего дня мама верила, что это ожерелье когда-нибудь вернет ей потерянную во время войны Ядвигу. И велела мне выставить его в витрине магазина. Она верила, что однажды я предложу его примерить кому-то из ее родни. Я рад, что наконец-то нашел тебя, родная…»

"Старинное ожерелье"
поделиться

Ангелина Морозова

Ангелина Морозова

А как хотелось, как хотелось... всё получилось как всегда... только не подумайте, что что-то плохое, всё получилось замечательно.

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!