Зависимость клинических проявлений от стороны поражения мозга

картина нервно-психических нарушений

У некоторых леворуких больных картина нервно-психических нарушений при поражении правого или левого полушарий мозга совпадает с таковой у праворуких, У других леворуких отмечается меньшая, чем у праворуких, зависимость психических нарушении от стороны поражения мозга. При поражении только одного из полушарий могут проявиться психические нарушения, характерные для дисфункции не только этого, но и интактного у данного леворукого больного полушария мозга. По психопатологической симптоматике одностороннее поражение мозга таких леворуких напоминает двустороннее поражение мозга праворуких больных.

Так, конструктивная апраксия отмечена у 51,35 % леворуких и 38,72 % праворуких больных с поражением левого, у 52,38 % леворуких и 61,19 % праворуких больных с поражением правого полушария мозга; синдром левостороннего пространственного игнорирования: у 10,94 % левшей и 0,57 % правшей с поражением левого и у 28,57 % левшей и 34,07 % правшей с поражением правого полушария мозга [Hecaen H., Ajuriaguerra J., 1963].

Есть мнение, что у левшей оба полушария специализируются на осуществлении речи. Этим объясняют «как резко выраженное нарушение процессов зрительного и зрительно-пространственного анализа и синтеза», так и «гиперпродукцию речевой активности, обусловленную тем, что два симметричных, специализированных по речи полушария создают большие возможности для ее развития, чем одно, хотя и доминантное полушарие». При этом указывается и на неполноценность речи: несмотря на многословность и внешнюю выразительность речи, у больных гидроцефалией, отличающихся леворукостью, нередко отмечается бессвязность, бедность содержания речи [Симерницкая Э. Г., Симерницкий Б. П., 1981].

Интересные подробности, касающиеся зависимости психопатологических феноменов от стороны поражения мозга, выявляются при сопоставлении пароксизмальной картины эпилепсии с уточненными профилями асимметрии больных [Тетеркина Т. И., 1985]. Строгая зависимость пароксизмальных психопатологических феноменов от поражения правого или левого полушария выступает у больных с правой асимметрией рук (положительное значение КПр) и слуха (положительное значение КПу), если величина отношения КПр/КПу > 1. Например, возникновение сумеречных состояний сознания, абсанса, аффекта, тревоги только у больных с эпилептогенным очагом в левом полушарии; у таких больных невербальные (музыкальные, ритмические) слуховые, вкусовые галлюцинации возникают при дисфункции только правого полушария мозга. Отмеченная зависимость отсутствует у больных с правой асимметрией и рук и слуха, если величина КПр/КПу <1, а также если у больных правая асимметрия рук сочетается с симметрией или левой асимметрией слуха или, напротив, леворукость сочетается с правой асимметрией слуха. У таких больных учащаются почти все психопатологические феномены, проявляющиеся пароксизмально. Например, явления дереализации и деперсонализации возрастают с 16,1 % (при сочетании правых асимметрий рук и слуха с меньшей, чем единица, величиной КПр/КПу) до 41,3 % при поражении правого и с 4,8 до 28,6 % — при поражении левого полушария мозга.

Только у больных, у которых сочетаются симметрия или левая асимметрия с правой асимметрией рук и слуха, в структуре эпилептических припадков появляются тактильные галлюцинации, отсутствующие у больных с правыми асимметриями и слуха и рук. Они возникают чаще при поражении правого полушария, если у больных амбидекстрия или леворукость сочетается с правой асимметрией слуха (7,7 %); если же праворукость сочеталась с симметрией или левой асимметрией слуха, тактильные обманы выявлены реже (5,3 %).

Приведенные данные выдвигают новые вопросы, касающиеся, в частности, зависимости психопатологической симптоматики от стороны поражения мозга. Есть основание думать, что важное значение приобретает характер и выраженность функциональной асимметрии полушарий мозга. Особенно важно, по-видимому, то, как распределены функции обеспечения речевых и моторных процессов: доминирует ли только одно (левое) полушарие или же доминантность левого полушария расходится. В отношении, скажем, речи оно остается доминантным, тогда как в обеспечении двигательного поведения главным оказывается правое полушарие мозга. Судя по выявившимся сочетаниям разных асимметрий и симметрии, возможна и иная ситуация: в отношении речи оказывается доминантным правое или одинаково значимы оба полушария, а в формировании двигательного поведения — левое полушарие.

Таким образом, у левшей с очаговым поражением мозга более часто встречаются различные нарушения нервно-психической деятельности. У них могут быть иные, чем у правшей, сочетания различных психопатологических явлений: более часты галлюцинации; возможны атипичные проявления встречающихся и у правшей психопатологических феноменов; у некоторых из левшей возникают исключительные, у правшей не встречающиеся, феномены. В целом же картина очаговых поражений мозга, как и шизофрении [Дерман Я. Е., 1976; Двирский А. Е., 1983, и др.]. эпилепсии [Чебышева Л. Н., 1977; Тетеркина Т. И., 1985, и др.], детского церебрального паралича [Калижнюк Э. С, 1970; Калижнюк Э. С, Федорук А. Г., 1982] и других нервно-психических заболеваний оказывается более полиморфной, если больной левша.

Симптомы и синдромы у многих левшей отличаются от своих аналогов, проявляющихся у правшей [Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А., 1981, 1984]. Сейчас появляется возможность оценить то, как сказывается индивидуальный профиль асимметрии каждого больного на особенностях психопатологической симптоматики.

Т. И. Тетеркиной (1985) получены данные о том, что особенности, отличающие психопатологические феномены левшей от их аналогов у правшей при поражении одного и того же полушария, могут быть иными у больных с правой асимметрией рук и левой асимметрией слуха; реже встречаются дереализационно-деперсонализационные феномены, учащаются явления насильственных мыслей и воспоминаний, сумеречные состояния сознания (причем на последние может не быть амнезии) могут сочетаться с напеванием песен, воспроизведением музыкальных мелодий; отмечались такие виды дереализации, когда внешний мир воспринимался перевернутым на 90° или на 180° — зеркально.

Речь идет пока о первых результатах таких исследований, в которых клиническая картина избирательного поражения того и другого полушария анализируется и сопоставляется с индивидуальным профилем асимметрии каждого больного; разнообразие клинических проявлений одностороннего поражения мозга определяется разнообразием индивидуальных (неправых) профилей асимметрии. Клинические особенности очагового поражения мозга левшей характеризуются невозможностью различения двух различных картин, соответствующих у правшей поражению правого и левого полушария мозга.

"Зависимость клинических проявлений от стороны поражения мозга"
поделиться

Depils

Depils

Я люблю в жизни каждое мгновение, замечаю повсюду счастье и любовь, наслаждаюсь собой и общением с миром. А вы как?

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!